«Мой воздух»

Развёрнутое резюме Александра Титовского

Александр ТитовскийЗдравствуйте. Меня зовут Александр Титовский, мне 22 года, и я хочу начать свой рассказ с самого начала, с моего рождения. Как бы я не хотел, но память моя не позволяет вспомнить, что происходило со мной, когда я был младенцем. Буду опираться на рассказы своих родителей. Изначально меня хотели назвать Максимом, но отец настоял на Саше. Хоть имя и распространённое, но оно мне пришлось по душе. Ребёнком, как мне сказали, я был не проблемным, даже наоборот — изобретательным и до жути любопытным. Когда мне было лет пять, я каждый день, когда начиналась программа «Спокойной ночи, малыши», усаживал родителей, сестру, гостей на стулья и заставлял петь заставку передачи – «Спят усталые игрушки…». Вот она — режиссура! Я взрослел и вместе с тем искал себя. Мной было перепробовано море секций, кружков, спортивных школ и танцевальных студий. Я не мог понять, что мне было нужно. Это очень странно, когда все дети вокруг заняты делом, увлечены хобби, а ты один не знаешь чем тебе заняться и тебе абсолютно ничего не интересно. В детстве я не понимал что такое театр, это была для меня абсолютно чуждая субстанция, где сумасшедшие люди живут в замкнутом пространстве и каждый день учат огромное количество текста. Но режиссёром кино всё-таки хотел стать. В детстве я очень любил сериал «Дальнобойщики» и всё время говорил маме о том, что когда я вырасту, обязательно сниму продолжение. Не успел…

И вдруг, почему-то, я решил заниматься изобразительным искусством, лет в девять. Вроде бы нравилось, но до того, порой, было нудно. Три часа вырисовывая какой-нибудь стебель подсолнуха, я частенько поглядывал на часы и ждал, когда же наступит тот момент, когда я смогу рвануть домой, сесть за компьютер и забыться в своих любимых видеоиграх. Бросал я эту художественную школу несколько раз, но потом всё равно возвращался и в конечном итоге закончил её. Это оказалось всё-таки не моё, хотя, по правде говоря, я научился неплохо рисовать, и это потом мне очень помогло в жизни. Позже, в подростковом возрасте, я пошёл в спорт, стал заниматься плаванием. Меня очень привлекали медали, кубки и грамоты на полках моих одноклассников и знакомых. Мне тоже хотелось до жути стать значимым и достичь больших высот в спорте, выступать на соревнованиях и побеждать. Плаванием я занимался два года, и знаете, я совершенно не пожалел об этом. Я научился плавать абсолютно всеми видами, но, к сожалению не нашёл своего призвания в этом. Хотя за эти два года я всё-таки попал на одни соревнования, где даже взял второй юношеский разряд. Там я завёл знакомства с людьми, которые на тот момент были ещё детьми, но сейчас они мастера спорта.

Потом я никуда не ходил некоторое время, я просто учился в школе, но при этом, у меня появилось хобби, рвение, ни с чем несравнимый интерес снимать фильмы на камеру мобильного телефона или на плёночную видеокамеру. Мне это безумно нравилось. И, наверное, это можно назвать первым манком к осознанию того, что мне было действительно нужно в этой жизни. Снимали абсолютно разные ролики, некоторые были постановочные, некоторые были спонтанные, были и интервью, но самое главное это то, что происходило внутри меня, я получал огромное удовольствие этого процесса, мои глаза горели всеми красками жизни, я был счастлив. Потом я решил создать своё радио, которое называлось «Дикое радио». Так мы обозвали его с друзьями, потому что мы были сами несколько дикими в этом деле. Мы записывали юмористические передачи, подкладывал музыку, делали свою рекламу. Конечно же, мы не выходили в эфир, всё записывалось на диски. Я шёл по манкам, которые звали меня и указывали дорогу. В школе я был прилежным учеником, хорошистом, склонности были больше к гуманитарным наукам, ибо химию и физику я на дух не переносил. Что касается математики, то я, вопреки всем законам о делении личности на инженеров и художников, находил в ней некую поэзию. Формулы для меня были стихами. К верному решению вело много дорог, но я выбирал самую изящную.

Вспомнить что-то хорошее из общения с одноклассниками я, наверное, ничего не смогу. Учился я не в самой престижной школе и не в специализированном классе с математическим или иностранным уклоном. Это была совершенно обычная школа и совершенно обычный класс. Было у меня тогда всего два друга, и дружили мы с четвертого по одиннадцатый класс. Потом жизнь нас раскидала по разным углам, и общение сошло на нет. Возможно, причиной этому стало несоответствие интересов.

Ещё в школе я продолжал снимать юмористические ролики, и «Дикое радио» превратилось в «Дикое видео», а ещё чуть позже наша группа активистов приобрела уже неизменное название «Север Film». В Москве есть «Мосфильм», в Петербурге – «Ленфильм», так пускай же в Мурманске будет «Север Film» — в шутку говорил я. К «Север фильму» я вернусь чуть позже, сейчас я хочу рассказать о важном выборе в моей жизни, который и повлиял на дальнейший ход событий. Я решил пойти учиться в театральный класс в ту же школу искусств, где я обучался изобразительному искусству. Мне было где-то лет 14-15. И я попал, можно сказать, в рай и, наконец-то понял что мне надо, что мне приносит удовольствие – это игра на сцене, поиск персонажа и зерна роли, и, конечно же, зрительские симпатии. Там, в театральном классе, был малинник — в группе были одни девочки, и я – всего один мальчик. Мне доставались большие роли злого колдуна из спектакля «Волшебница», волка из «Красной шапочки» и Деда Мороза в новогодних интермедиях. Я получал неизгладимое удовольствие от того, что творил на сцене, я был свободен как птица. Занятия были три раза в неделю по полтора часа, и мне этого стало мало, я захотел ещё больше театра в своей жизни и записался в народный театр «Поиск» в городе Североморске. Там требования были куда жестче, чем в школе искусств. Поначалу мне как-то не очень понравился коллектив и их кухня, но потом я всё-таки втянулся. Больших ролей я не играл, просто не успел. Главный режиссёр ушла через некоторое время после моего прихода, поэтому я успел лишь урвать роль пассажира в спектакле «Чемоданное настроение». В школе искусств тоже наступил кризис – педагог ушла в декрет, и некоторое время мы были сами по себе пока нам не нашли новую учительницу, но она, к сожалению, проводила только актёрские тренинги. Это хорошо и интересно, но я то рвался на сцену! Много раз читал стихи на конкурсах чтецах и концертах и где-то даже выигрывал. Люблю поэзию, сам пишу. Театр меня привлёк не на шутку и тогда я понял — вот оно то, чем бы я хотел заниматься.

Вернёмся же к «Север фильму». Всё началось ещё в Сукко (творческий лагерь под Анапой, куда я ездил каждое лето на фестиваль «Открой свой мир»), там я участвовал в номинациях, связанных с изобразительным и позже уже с театральным искусством. Ох, сколько там было позитивных моментов, до сих пор общаюсь с людьми от туда и вспоминаю те яркие дни. В рамках фестиваля я читал стихи и басни. Помимо творческого конкурса у нас была игра, что-то в виде КВНа и там я поставил юмористическую сценку «Дедок», с которой мы заняли первое место. Это, можно сказать, была моя первая проба в режиссуре. Кстати, спустя несколько лет я написал пьесу «Деньжата» по мотивам этой сценки.

По возвращению из лагеря в Мурманск мы занимались реализацией творческих проектов, и один из первых был — «Интервью». Мы задавали людям различные вопросы, которые ставили их в тупик, веселили их и сами получали море положительных эмоций. Позже, на день ВМФ в Североморске мы утроили целое шоу, переодевались в костюмы пиратов и клоунов, смешили людей и всё это снимали на камеру. Весной 2011 года я написал пьесу «Личный ангел», чтобы предложить её для постановки в детской школе искусств. Но ставить её отказались. Во-первых, пьеса оказалась слишком объёмной. Во-вторых, в школе не было на тот момент театральных педагогов. Ничего, я к этому ещё вернусь – думал я тогда.

Весной 2012 года я снял фильм «На краю», 15-минутный фильм, направленный против суицида в подростковом возрасте. Я снимал этот фильм специально на конкурс короткометражных фильмов, но организаторы не приняли его. Было очень обидно.

В старших классах, в добавок ко всему, я учился в учебно-производственном комбинате в городе Североморске и выучился на водителя категории «B» и пользователя ПК.

Следующим этапом в моей жизни было поступление в театральный вуз, важное решение, которое я принял железно. Когда я поступил на курс к Николаю Юрьевичу Поздееву в Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств меня переполняло чувство радости, и я даже представить не мог, как трудно мне придётся учиться. Я сразу с головой кинулся в работу. Ух, как вспомню, сколько раз я спотыкался, сколько раз у меня опускались руки, сколько было слёз и отчаянных разговоров. В начале обучения я ощущал себя никчемным, бездарным, мне было очень трудно втянуться. Честно сказать, я ощущал себя обузой для курса, но уйти не мог. Внутренний голос мне говорил, что я должен держаться. Вот как я начинал учиться в театральном вузе. Сложности были в том, что мой организм поначалу не мог принять тот жёсткий режим, победить недосып, найти в себе силы делать домашние задания, когда ты уже с ног падаешь, в общем, всё успевать и держаться на плаву. Я думаю, что меня даже хотели выгнать на первом курсе, пока я не сыграл отрывок из рассказа Горького «Челкаш». Тут мастер увидел, что я для чего-то всё-таки годен. Не знаю почему, но у меня отключался мозг именно в институте, ибо за его дверями, когда я приезжал в Мурманск, то творил не останавливаясь. Возможно это всё испуг или перестройка организма, или иные жизненные факторы, которые не дают человеку войти в колею, но потом я всё-таки втянулся. На курсе я играл разные роли. Делал пародию на Витаса, был укротителем змей в цирке. Играл отрывок из пьесы «Дни Турбиных» Лариосика, исполнял роль Илюши в «Братьях Карамазовых». Играл в одноактной пьесе «Осенняя скука» пьяницу Антипа, у которого была всего одна реплика. Никогда не забуду тот момент, когда я не справился с ролью Шипучина в «Юбилее» Чехова, после чего был снят со спектакля. Мастер добивался от меня лёгкости, но я не сумел оправдать его надежд в этой роли. Слёз было много, но, уверяю Вас, никто этого не видел. Кстати, на эту роль я попал чудом. Студент, который её играл до меня, уехал поступать в Москву, но потом он всё-таки вернулся из столицы и продолжил играть Шипучина. «Почему все могут, у всех получается, а у меня — нет?» – думал я – «Неужели меня не принимает эта профессия и вселенная не хочет, чтобы я стал артистом?.. Нет! Я вопреки всем законам природы докажу, что могу, что предназначен для этого.»

На третьем курсе мне дали роль Короля №16 в пьесе Геннадия Шпаликова «Гражданин Фиолетовой республики». Я вцепился в неё когтями и зубами. Работал день и ночь, писал дневник, разбирал текст, искал зерно, логику, расписывал сверхзадачу, события роли и в конечном итоге я её всё-таки сделал. Моему персонажу в скором времени грозила смерть от гильотины. Роль — наисложнейшая, а все потому, что обстоятельства в ней очень острые и резкие. Роль Гамлета растянута на многочасовой спектакль. В шекспировской пьесе актёр набирает градус в течении нескольких действий и приходит к высочайшему пику только в финале. Что касается роли Короля №16 в «Гражданине…», то здесь по градусу всё и сразу. Чтобы выдать необходимый посыл, мне приходилось заряжать себя перед спектаклем, а именно бегать, прыгать, отжиматься и подтягиваться. Репетиции проходили не просто, на нас с Глебом (моим однокурсником) тратили очень много времени. А ведь так и надо, начало спектакля (сцены со мной были в самом начале) требует больше всего репетиций, чтобы актёры вникли в предложенный режиссером мир и способ существования своих героев.

Оказывается, что иногда приходится идти против себя. Сейчас объясню, что я имею в виду. Когда я играю роль, я стараюсь адаптироваться, чтобы мне было комфортно и удобно, чтобы мне самому верилось в то, что я делаю на сцене. И вроде бы мне кажется, что все выглядит хорошо со стороны зрительного зала, а на самом деле, оказывается, что это игра под себя. В этой ситуации нужно быть смелым, пойти наперекор себе, постараться сделать сцену наиболее понятной и доходчивой для зрителя. Поначалу будет не комфортно, но вскоре обязательно природа откликнется и актёра автоматически «понесёт» по роли.

Также я попал в спектакль «Мой бедный Марат» но оказался в далёком и глубоком запасе. Но своими этюдами и рвением я вырвал эту роль, вышел на передний план и всё-таки сыграл за главного персонажа этой пьесы — Марата. Каждый акт исполнялся разными артистами, у меня был первый. Я каждую репетицию держал ухо востро, с трепетом выполнял все, что требовала от меня наш режиссёр. По её мнению, эта роль была мне на сопротивление. Пришлось произвести большую работу над собой, чтобы стать тем самым арбузовским Маратом. Это героизм, отвага и мужество, это грубый мужской стержень и бескрайняя гордость. Я буквально анализировал каждого, кто попадался мне на глаза, я обшарил все углы, чтобы найти зерно роли и нашел совершенно случайно в фильме Сергея Бодрова «Седьмой сын». В любом фильме можно найти персонажа и уцепиться за его внутренний посыл. За основу зерна я взял роль ведьмака, которую отлично сыграл Джефф Бриджес. Это образ человека, который уверен в своей правоте, который никогда не попросит помощи другого – всё сделает сам, который умрет, но не переступит через свою гордость. На мой взгляд, это всё отлично легло на роль Марата. Я это почувствовал, когда мы репетировали четвертую сцену, где у моего героя вспыхивает ревность и чувство собственности. Позже, и в остальных сценах, я раскрылся в этом замечательном характере.

Также я исполнял роль Дона Луиса Осорьо в спектакле «С любовью не шутят». Играл роль Коли Иволгина в «Идиоте» Достоевского. Делал две самостоятельные работы. Первая – «Тень» Шварца (роль – министр финансов), вторая – «Великий Гэтсби» Фицджеральда (роль – Гэтсби).

Много могу говорить о работе на курсе, поиске ролей, к тому же у меня во время обучения написаны целые «тома» о моей работе над собой и над ролями. Эти работы называются – «Осмысления семестров» в семи частях. На курсе я занимался рекламой, рисовал афиши всех, без исключения, спектаклей. Художественная школа мне всё-таки пригодилась. Моё сознание за время обучения в институте изменилось, наверное у всех так, мы ведь взрослеем и узнаем что-то новое. Теперь я более реально, более по-взрослому что ли, стал смотреть на вещи в жизни и стал понимать, что мне действительно нужно. Театр – это то, чему готов посвятить всю свою жизнь. Это то, что мне необходимо. Без театра я не смогу жить и  даже дышать. Ведь это – мой воздух. Кстати, чуть не забыл, на четвертом курсе я ездил в Норвегию по обмену в Норвежский арктический институт в городе Трумсё на театральную кафедру. Там мы изучали понятие интерактивного театра.

На четвёртом курсе я устроился на работу в гимназию 114 педагогом-организатором, где помимо своих прямых обязанностей организовывать мероприятия, вёл детскую театральную студию, ставил спектакль «Пеппи Длинныйчулок». В мае пришлось уйти с работы, потому что я не мог совмещать её с учебой перед дипломом.

Во время учёбы в институте, на каникулах и новогодние праздники, я приезжал в Мурманск и продолжал организовывать проекты на общественных началах в рамках творческого объединения «Север Film». Я собирал народ, искал реквизит, костюмы, площадки и всё это абсолютно бесплатно. Я не умею отдыхать, искусство – и есть для меня отдых. Летом 2013 года я снял фильм «В унисон» (35-минутный фильм, выступающий против наркотиков). Писали сценарий, просто брали в руки камеры и снимали. «Сидеть дома на диване и смотреть телевизор? Как же так? Время уходит! Надо что-то делать!» — думал я. В январе 2014 года на сцене ДК Судоремонтник я сам поставил свой первый спектакль по той самой пьесе, которую написал весной 2011-го — «Личный ангел». Весной 2014 года я написал свою вторую пьесу, которая называется «Деньжата». Кстати, как я уже говорил, эта пьеса была написана по мотивам сценки «Дедок», той самой сценки из Сукко. В начале июля 2014 года я организовывал кастинг на спектакль «Деньжата». В пьесе около тридцати действующих лиц и мне, к сожалению, не удалось набрать нужного количества людей. Проект пришлось заморозить. Через месяц я приступил к съёмкам нового фильма — «Таинственный дом» (45-минутный мистический триллер) и в итоге снял его.

В январе 2015 года были попытки организовать постановку спектаклей по одноактным пьесам Александра Вампилова. Не получилось, не пошло, было много обстоятельств против и пришлось всё прекратить. Я не опустил руки. Летом 2015 года я снял свой первый полнометражный фильм «Промоутер: Невероятное путешествие в Кимарляндию». Необычная комедия про самую невероятную и сказочную страну. Я получал необычайное удовольствие от процесса. Показы фильма прошли в августе 2016 года и, на мой взгляд, они были весьма успешными.

Осенью 2016 года я ушёл служить на флот. Служба моя проходила в Ансамбле песни и пляски Северного флота, где я занимался видеоинженерией и компьютерной графикой, созданием видео на экран задника, а также снимал на видео концерты и фотографировал их. Еще я занимался режиссурой новогодних интермедий для военнослужащих и их семей и делал капустники для коллектива ансамбля. Программа, в которой было моё видео, взяла Гран-при на всеармейском конкурсе-смотре военных ансамблей в Санкт-Петербурге. Помимо уборки нескончаемого снега (в этом году была очень снежная зима в Североморске) и ремонта в воинской части я занимался постановкой пьесы «Мой бедный Марат». Да, я не успокоился! Мне не хватило, что на курсе я сыграл всего первый акт, мне нужно было пройти по всей судьбе этого персонажа, я не мог попрощаться с ним. Мне просто нужно было поставить этот спектакль и всё! Как же было нелегко… На тот момент, повторюсь, у нас шёл капитальный ремонт в казарме, и мне приходилось делать двойную работу, чтобы уходить на репетиции. Театр мстит, когда его делят с другой деятельностью, но не в этом случае. Здесь я делил это не по своей воле и театр меня понимал и не мстил мне, как мстит тем, кто работает на двух работах. В два раза больше работал, но только лишь для того, чтобы заниматься искусством. На просмотр спектакля пришли матросы, начальники, заместитель командующего Северным флотом и труппа драматического театра Северного флота. После премьеры отзывы были положительные, меня всего трясло от волнения. После этого мне поступило предложение, ещё на срочной службе, начать репетировать спектакли, которые поедут на конкурс-смотр военных театров в Москву, который, в свою очередь, будет проходить в Центральном академическом театре Российской Армии. Я не стал упускать этот шанс и согласился, временно устроился актёром в драматический театр Северного флота. Пока я был на срочной службе, работал просто для удовольствия, ибо трудоустройство было невозможно до ДМБ. И тут второй ремонт, как назло, и снова та же самая история, опять приходилось выполнять двойную норму по строительству, чтобы меня отпускали в театр, но цель и желание придавали мне силы. И даже хватало времени по ночам учить текст и разбирать роль. 17 ноября на 5 дней мы с труппой театра едем в Москву на всеармейский конкурс-смотр военных театров.

В ближайшем будущем я хочу попробовать реализовать себя в Москве или Санкт-Петербурге.

В профессии актёра важно, так сказать, найти поток ветра, с которым я пронесусь через все спектакли. Важно, чтобы этот ветер почувствовал мой организм, каждая клетка моего мозга. В этот момент, реально понимаешь, что тебе нужно, для чего ты находишься на сцене и к чему ты стремишься. И ты не просто это осознаешь и выполняешь все действия по своей сверхзадаче, ты смело и уверенно этим смакуешь. Вот так. Может это и есть та самая природа, о которой писал Станиславский? Во всяком случае, я для себя это называю — ветер. Нет, «мой ветер»! А профессия актёра – «мой воздух». Существуя в этом воздухе, важно найти поток, ветер, свой ветер. Слишком много метафоры, не правда ли? А как иначе объяснить, что твориться внутри. Лишь только сравнениями и соотношениями. Ведь из всех этих тонких граней и строится наша профессия.